Что делать, когда умом до неба дорос

Поделиться ссылкой
Копировать ссылку
Было время, жил в одном загадочном краю Умный Лоб. Ой, какой умный он был! Аж морщинами весь покрылся. Проснулся он однажды утром и понял, что всё на свете как никто другой знает. Даже сам себе позавидовал – куда ни глянь, на всё у него мнение своё имеется, для всего ответ бывалый найдётся.

Земляки-то быстро поняли, что к чему, перестали внимание на болтуна обращать. А тому – хоть бы хны! Ляжет, бывало, на зелёной опушке пузом кверху и давай живность деревенскую поучать: то должно быть так, а это – эдак. Уж и из леса гости наведываться стали байки его послушать – больно уж интересно он заливал, ушам на радость.


На окраине деревни
На окраине деревни

Дошло до того, что кур стал учить нестись по календарю, а поросят – землю в огороде копытцами рыхлить, чтобы дождик по примете пошёл. Ну, а тем – почему не послушать? То сухариком их Лоб угостит, а то семечек на завалинке в лапку отсыплет. Да и делать ничего не надо было, лежи себе да нахваливай болтуна – всё равно назавтра забудет, о чём трепался. Любили они его за весёлую компанию.

Прошло так несколько лет, и на самом деле стала его вся деревня Умным Лбом звать. Перестал он даже на работу ходить. Ну, как перестал… Стали все от него отмахиваться, мол, пусть лучше дома сидит, лишь бы дело какое до беды не довёл. Ну, а ему сказали, что слишком ценен он для них, берегут, стало быть.

И началась у Лба новая жизнь, да не жизнь, а раздолье. Посчитал он это для себя достойным признанием и взаправду уверовал в то, что самый умный на веку уродился. Эх, жизнь – река, а он, словно лебедь белый, по ней плывёт, крылышки клювиком чистит… А все потому, что самый умный! И не было бы предела счастью, но вот только никак Лоб не мог взять в толк, что раз он такой умный, почему тогда подбородка своего не видит. Какова причина сего безобразия?

Подождал Умный Лоб понедельника и решил думу думать. Думал, думал, ничего не надумал. Вроде и начало недели – ну, чтоб как с чистого листа, чтоб не мешало ничего извилинам на лбу шевелиться. Да никак к желаемому так и не продвинулся. Вся деревня удивлялась: что же он из дома-то не выходит, уму-разуму всех не учит, не захворал ли?

Забеспокоились деревенские жители, как же он там?
Забеспокоились деревенские жители, как же он там?

И вспомнил тут Умный Лоб, что живёт в далёком лесу Мудрый Старец. Ох, какой он мудрый был! Такой мудрый, что в лесу один жил, заросла аж избушка вся.

– Изведусь я тут, – подумал тем временем Лоб. – Надо к Старцу за ответом идти… Да не идти – бежать!

– И как же ты к Старцу-то побежишь? – спросило тут его Эго. – Да коли увидят, что ты у Старца на побегушках, разве ж будут тебя после этого умным-то считать?

– И то верно, – согласился Лоб. – Ночью пойду, когда оконце последнее в деревне погаснет.

Дождался он глубокой ночи, разорвал на себе одёжку, чтоб за путника заблудшего сойти, и побрёл по темноте к Старцу. Долго шёл, но добрался, наконец, до лесной избушки. Стоит у порога, размышляет. «Постучусь, – думает, – в дверь, решит тогда Старец, что на поклон к нему пришёл… Какое ж после этого будет ко мне уважение?»

Тем временем увидел Старец через окошко в сенцах горе-путника, узнал, конечно. Как самого умного-то не узнать, коль на всю округу о себе кричит? Решил тогда Старец ему помочь, взял, да из дома сам в дверь ко Лбу и постучался.

– Кто там? – опешил Лоб.

– Это я, хозяин дома. Вот, хочу послушать, что ты, усталый путник, за вести мне принёс.

«Надо же, – удивился Умный Лоб. – Ну, раз Старец слушать меня хочет, значит, это я ему услугу окажу, а не он мне. Нечего тогда и притворяться». И сказал:
 
– Я себя величаю Умный Лоб, а в народе зовут меня, бывает, Никифором. Открывай, давай! На вопрос мне ответишь, а я решу, прав ты или нет.

Впустил его Старец, поклонился низко, а как слушать начал – только глаза на лоб и полезли. А гость как сел на табуретку, так, знай себе, одно твердит:

– Из-за чего, – говорит, – старик, я умнее всех, а понять не могу, почему подбородка своего не вижу? Отгадай загадку.

– Да потому, что глаз на тебе нет, ты же Лоб! К тому же Умный, всё знаешь, вот тебе глаза и не нужны, – ответил ему сходу Старец. – Ты же не назвал себя, скажем, Зоркий Глаз? Неспроста это! Потому и не видишь. Иди к озеру да на отражение своё и погляди, есть глаза у тебя или нет. Вот и весь мой ответ.

Пошёл довольный Лоб к озеру. Идёт и радуется: вот как он Старца-то провёл! А ещё мудрый, говорили. А Умный Лоб вроде и не спросил ничего, и ответ получил. Идёт Лоб, посвистывает, камушек в ладошке подбрасывает, радуется, что ещё умнее стал.

Тут-то мысль ему в голову и пришла...
Тут-то мысль ему в голову и пришла...

И тут дошло до него вдруг, что если глаз у него нет, то как он в озеро-то сможет посмотреть и увидеть, есть ли у него глаза или нет. Так и останется в неведении!
 
– Вот, змей старый! – возмутился Лоб. – Свил там себе в избушке змеиное гнездо. Но нет, старик, меня не проведёшь! Уж коли я – Я! – аж поперхнулся от злости Лоб, – один тут Умный Лоб, так не занять тебе никогда моего места!

Побежал Лоб назад – снова к Старцу. Прибежал и сам уж в дверь колотит что есть силы.
 
– Открывай! – кричит. – Неправильно ты на мой вопрос ответил, старик. Видать, столько глупости в тебе к старости накопилось, что и невдомёк тебе, что не могу я без глаз в озеро смотреть!

Отодвинул Старец засов, ещё ниже поклонился путнику.

– Прости ты меня, мил человек. Видать, плохо я тебя выслушал, головушка-то моя старая, седая, не так хорошо уже кашку-то варит.

Выслушал его Старец во второй раз, головой только покачал:

– Спасибо тебе, добрый путник, что вновь мимо не прошёл, историю свою поведал. Никогда я не слышал такого умного вопроса. Видать, и вправду вокруг глупые все, а не только я один, дряхлый-то старик. Так сколько ты уже, говоришь, умные советы по свету народу раздаёшь?

– Три дня и три года! – гордо ответил Лоб. – Видишь, морщин сколько накопилось? И каждая об уме говорит.

– Да, это уж точно, – закивал в ответ Старец. – Только ты обмолвился, что старик я… А откуда ты об этом узнал-то?

– Видать, совсем ты из ума выжил, – занервничал Лоб. – Так вон же – волосы у тебя седые, сгорбился весь, иссохся, как старый баклажан. Да если б не твоя клюка, давно бы на полу лежал, поднять просил.

– Верно, верно, – сказал Старец. – Но тогда получается, что у тебя и глаз нет, и видеть ты меня можешь – разве ж один человек на такое способен? Выходит, что тебя передо мной двое? Ты же вернулся, потому что не можешь без глаз в озеро посмотреть. Так? А сейчас сказал, что видишь, как я с клюкой стою, чуть не падаю. Так?

– Нууу… Получается, так, двое меня, – еле выдавил из себя Умный Лоб.

– Так что ж ты стоишь? Да коли тебя двое, так иди скорей домой, возьми себя за руки и посмотри на свой подбородок.

«И правда, – подумал Лоб. – И как я раньше об этом не догадался?»

Прибежал Лоб домой, схватил правой рукой левую и оторопел… Ведь левой-то рукой он уже не может схватить правую – занята она!

– Так, значит, не двое меня, а один я! – в сердцах выкрикнул измученный Лоб. – Как же я тогда сам себя увижу? Ах ты, пень дряхлый! Ну, всё, старик, берегись моего гнева!

Побежал было Умный Лоб обратно что есть сил, да так устал, что споткнулся и наземь грохнулся, чуть лоб себе не расшиб. К утру еле доковылял он до избушки, все ноги по пути себе истёр. Упал на крыльцо, рукой на дверь опёрся, бормочет:

– Открывай, старый пёс, ответ держать будешь!..

Не ровен час, совсем бы сгинул, бедняга
Не ровен час, совсем бы сгинул, бедняга

Отворил Старец дверь, поднял с крыльца усталого путника.

– Что опять случилось? – молвил. – Или снова не то я по недоумию своему посоветовал?

– Один я оказался, – с трудом ответил Умный Лоб. – И вижу я тебя хорошо, не жалуюсь. Но вот ты!.. Ты оба раза оказался неправ! Какой же ты мудрец после этого? Вернусь и всем расскажу, насколько ты глуп.

– А ко мне-то зачем опять пришёл? – поинтересовался в ответ Старец. – Раз глаза на месте, посмотрел бы, наконец, в озеро и увидел свой подбородок. Что ж ты не успокоишься-то никак?

– Да как же здесь успокоиться! – воскликнул Лоб. – Не могу я на глупость людскую спокойно смотреть. Видишь, как измотал ты меня своим недоумием. Ты пойми, старик, ведь раз я Умный Лоб, то просто обязан научить всех уму-разуму. И тебя научу. Видишь, сколько у меня морщин?

– Да не от ума твои морщины, – сказал старик. – Извилины в голове должны быть, а не на лбу. А советы твои кто послушал, так у того или корова подохла, или коза молоко давать перестала, а у кого-то и вообще хлев развалился, все свиньи поразбежались. Да разве ж умные люди такие советы дают? Ты сам-то из этого хоть что-нибудь сделал?

– Да потому и поразбежались, что глупцы одни вокруг, – никак не унимался Лоб. – Им дело говорят, а у них вон что получается! Да я семь дней и семь лет книги читал, никто больше меня в хозяйстве не понимает.

Ну, что тут сказать? Повисла тишина, наслаждаясь которой и Мудрый Старец, и Умный Лоб ещё долго сидели и смотрели друг на друга… Старец смотрел на путника, ну, а путник – сквозь Старца.

– Знаешь, а оставайся-ка ты, пожалуй, со мной, – сказал, наконец, Мудрый Старец измотавшемуся гостю. – Твоя воля, будешь уму-разуму меня учить, советы разные давать. А то я даже еду не могу себе правильно приготовить, одёжку не умею хорошо постирать, да и в огороде совсем беда, без умного человека ни перекопать, ни посадить...

– Ладно, – согласился измождённый Лоб. – Поживу с тобой немного. Готовься, старик, умнее стать, будешь теперь у меня в подмастерьях.

С тех пор не видел никто в деревне Умного Лба. Но слухи ходили, что он умом до самого неба дорос, вот с облаков теперь за ними и наблюдает, как за овечьим стадом, да песенку любимую насвистывает, погоняет их, значит.

А у Старца вскоре сын заблудший объявился, да до чего хозяйственный оказался, сам всё по дому делал, Старцу на радость. Заросший только весь был, никто его лица так никогда и не видел. Но и огород сажал, и поросят растил, правда капусту всю козы съедали, а свиней добрая половина поразбежалась да одичала в лесу.

Всё сынок знал, как нужно делать, и в помощи не нуждался
Всё сынок знал, как нужно делать, и в помощи не нуждался

Старик-то всем говорил, что сын на путь праведный встал, землю, работу полюбил. Вот все и жалели его, гостинцы приносили. А как пришло время, и умер Старец, его место сын занял, что вся деревня единогласно и одобрила. И ходят они, и ходят теперь к новому Мудрому Старцу да благодарят за помощь всякую, а когда и попить, покушать принесут.

Вот и я, хоть и знаю, как всё было, да и то к нему порой хожу за советом – по привычке. Люди-то у нас все разные, каждый по-своему мир видит, каждый по-своему жизнь строит. У каждого есть свои недостатки – да ну и что с того? У одного это недостаток, а другого за это любят. Вон, Варюха давеча козу доила, так Ванька так испугал её, что оба потом в молочной луже валялись, а Ванька руку себе о ведро вывихнул. Ох, как она его лупила!.. А потом гляжу – сидят, воркуют, щёчки румяные друг дружке поглаживают, будто и не было ничего. Вот так-то!

Ну, а насчёт назойливых Умных Лбов – так бесполезно намекать дураку, что он дурак. Он только лоб расшибёт, доказывая, какой он умный. Лучше сразу начать восхищаться тем, до чего же он умный, и тогда он быстро почувствует себя дураком.

Вот смотрю я порой на себя в зеркало и думаю, что, может, я и сам такой… Но не особо переживаю, ведь на каждого глупца найдётся ещё больший глупец, а на каждого умного найдётся ещё более умный. И не стоит стремиться занять в этом списке самое лучшее место, ведь в таком случае пройдёт время, и его обязательно займёт кто-то другой, оставив тебя в дураках…
Это может быть полезным:

Запись размещена в разделах: , ,
21 комментарий 15 спасибо за запись   в избранное 678 просмотров
Поделиться ссылкой
Копировать ссылку
Автор записи:


Комментарии (20)
Игорь, спасибо!
Как всегда — умная… ой мудрая сказка
Читается легко и есть, над чем поразмышлять на досуге…
Хоть и нет пока морщин на лбу… а может оно и к лучшему?
Яна, пожалуйста! Уверен, что к лучшему! С Новым… то есть со Старым Новым годом!
Игорь, спасибо. Очень понравилось!






Пожалуйста, Светлана! Очень показательные картинки, у вас всегда есть что-то интересное под рукой Со Старым Новым годом!
Игорь, спасибо! поучительно!
Пожалуйста, Ирина! Со Старым Новым годом!
С Новым годом!
Игорь, отличная сказка, прекрасные иллюстрации! Как говорится: дурак спорит с каждым, умный с равным, а мудрец только сам с собой.
Спасибо, Светлана! Очень точное определение С Новым годом!
Игорь, всегда с большущим удовольствием читаю ваши сказки и рассматриваю к ним рисунки! Спасибо!
Светлана, пожалуйста! Эта сказка, можно сказать, юбилейная — десятая
Игорёк, спасибо, с большим удовольствием, как и всегда, прочитала твою юбилейную сказку.
Есть у нас в дачном поселке один такой умный лоб, как он любит поучать всех, а сам за что не возьмётся — фсё переделывать приходится его детям и жене и ничем его не проучишь, а вот жена у него действительно умничка и самое интересное она его любит — столько лет — любоФ зла…
комментарий был удален
Пожалуйста, София! Значит, всё же есть за что любить , вдруг он вкуснющую шарлотку умеет готовить? Кстати, есть у меня сказка, которая так и называется — Шарлотка. И она вовсе не о том, о чём сразу хочется подумать
Знамо есть за что-то, а " шарлотку" ждём
Игорь К Самара.
Я считаю, среди женщин тоже немало ваших «героинь».
Ну и «герой» рассказа Софии. А почему она его не должна любить? Только потому, что кому то он не нравится? Как сказала София, она умница!!! Вот она не только умница, но и мудрая женщина.
Да, верно, Владимир, встречаются А то, что женщина любит своего мужа таким, каким он ей достался — так именно об этом третий абзац снизу в моей сказке, про Варюху и Ваньку. Поэтому я и уточнил в комментарии выше, что муж может в чём-то другом не иметь себе равных, шарлотка ли это или что-то ещё, не важно. Любят-то не за что-то одно… В любой сказке на чём-то определённом ставится акцент, но он порой имеет столько граней, которых не видно, что совсем не стоит считать основную мысль безальтернативным утверждением. В данном случае этот акцент — одна из черт характера человека.
Эх, загадочная женская душа, часто любим мы не «за что», а вопреки, даже за собой это замечаю.
Славная сказка!
Спасибо, Елена!
Для тех, кому интересно. В марте постараюсь опубликовать новую иллюстрированную сказку «Шарлотка» или же, ох… очень долго висящую на ветке до созревания «Балладу о каменном мальчике»…

Пожалуйста, оставьте комментарий

Или через: